Главная/Олег Соколов о Египетском походе Наполеона

Египетский поход или Египетская экспедиция (фр. expédition d’Égypte) — кампания, предпринятая в 1798—1801 годах по инициативе и под непосредственным руководством Наполеона Бонапарта, главной целью которой была попытка завоевания Египта.

Олег Соколов о Египетском походе Наполеона

 

Наступившее затишье после блестящих успехов Итальянской кампании 1796—1797 годов не соответствовало политическим планам генерала Бонапарта. После первых побед Наполеон стал претендовать на самостоятельную роль. Ему нужен был ещё ряд победоносных событий, которые поражали бы воображение нации и сделали бы его любимым героем армии. Он выработал план экспедиции для занятия Египта, чтобы встать на сообщениях Англии с Индией, и без труда убедил Директорию в необходимости для Франции иметь колонию на Красном море, откуда кратчайшим путём можно достигнуть Индии. Правительство Директории, опасавшееся популярности Бонапарта, решило кстати избавиться от его присутствия в Париже и отдало в его распоряжение Итальянскую армию и флот. Идея экспедиции была связана со стремлением французской буржуазии конкурировать с английской, активно утверждавшей своё влияние в Азии и в Северной Африке.

После подписания мира с Австрией и Пруссией в состоянии войны с Францией находилась только Великобритания. Готовясь к боевым действиям на континенте, Директория одновременно запланировала провести военную кампанию против Великобритании. Относительная слабость французского флота не позволяла безопасно перевезти большую армию до Ост- или Вест-Индии, таким образом выбор был между высадкой в Ирландии (где местное население охотно поддержало бы антианглийские действия) и во владениях Османской империи с, возможно, будущим продвижением в Индию на соединение с силами союзных Франции магараджей. Наконец, был сделан выбор в пользу Египта.

Египет юридически подчинялся Османской империи, но фактически осуществлял независимую политику. Турция по дипломатическим каналам дала Франции понять, что она благосклонно отнесётся к любым французским действиям против Египта. К тому же, с захватом Францией острова Корфу и подписанием Францией выгодных соглашений с Неаполитанским королевством, Англия утратила все свои постоянные морские базы в Средиземном море. В начале 1798 года Наполеон провёл рекогносцировку северного и западного французского побережья. Демонстративные действия прошли удачно: Великобритания была уверена, что готовится высадка в Ирландии, поэтому английский флот был занят блокадой Гибралтара и северных французских портов, оставив французам открытый путь через Средиземное море к Египту.

Приготовления начались в марте 1798 года, и, чтобы ввести Англию в заблуждение относительно настоящих их целей, распространялся слух о готовящейся высадке в Ирландию. В состав экспедиционной армии было назначено 24 тысячи человек пехоты при 4 тысячах кавалеристов и 300 лошадей (остальных лошадей предполагалось приобрести в Египте), 16 рот артиллерии, 8 рот сапёров, минёров и рабочих, 4 парковые роты; всего 32 300 человек. Войска составляли 5 дивизий (генералов Клебера, Дезе, Ренье, Мену и Бона). Начальник штаба — Бертье; в числе бригадных генералов находились Ланн, Мюрат, Даву и при штабе главнокомандующего Жюно, Евгений Богарне и др. Для перевозки этих войск было приготовлено 309 судов с общим водоизмещением в 47 300 тонн. (58 — в Марселе, 72 — в Тулоне, 73 — в Генуе, 56 — в Чивита-Веккии и 50 — на Корсике). Для конвоирования экспедиции предназначалась флотилия под командованием адмирала Брюэса из 55 судов (13 линейных кораблей, 6 фрегатов, 1 корвета, 9 флейтов, 8 бригов и посыльных судов, 4 мортирных и 12 канонерских лодок и 2 фелюки). Большая часть войск, находившихся в Тулоне и Марселе, должны были разместиться на военных судах. Экипаж флотилии состоял из 10 тысяч моряков. В экспедиции приняли участие много учёных, исследователей, инженеров, техников и художников (всего до 100 лиц), с целью изучения древней страны.

10 мая Бонапарт обратился к войскам с прокламацией. «Солдаты, вы составляете одно из крыльев Французской армии. Вы дрались в горах и на равнинах и осаждали города, вам остается испытать войну на море. Римские легионы, которым вы неоднократно подражали, но с которыми вы ещё не вполне сравнялись, разбили карфагенян сначала на этом море, а затем на полях Замы. Они постоянно побеждали, так как были храбры, выносливы, дисциплинированы и единодушны. Солдаты, на вас смотрит Европа. Перед вами великая будущность, предстоят сражения, опасности и преодоление трудов. Вы сделаете больше, чем когда-либо, для блага своего отечества, счастья людей и вашей собственной славы».

Английский адмирал Джервис 2 мая послал на свой страх к Тулону для разведки контр-адмирала Нельсона с эскадрой из 3 линейных кораблей, 2 фрегатов и 1 корвета. Но в этот же день из Лондона была отправлена Джервису секретная депеша об отправлении к нему сильных подкреплений, по прибытии которых, ему предписывалось немедленно отделить в Средиземное море эскадру в составе 12 линейных кораблей с соответствующим числом фрегатов и советовалось поручить командование над ней адмиралу Нельсону. Эскадре предписывалось перехватить Тулонский флот, который, по предположениям, мог иметь назначение в Неаполь, Сицилию, Морею, Португалию и Ирландию. Но, несмотря на мнение консула в Ливорно, мысль о Египте не попала в инструкцию. 25 мая Джервис отправил Нельсону подкрепление из 11 линейных кораблей и с ним передал в дополнение инструкции адмиралтейства устное приказание от себя — следовать за неприятелем всюду в Средиземном и даже в Чёрном море.

Между тем, Нельсон 9 мая вышел со своим немногочисленным отрядом из Гибралтара, 17 мая был невдалеке от Тулона и захватил высланного Брюэсом разведчика, от которого узнал о составе французского флота. 19 мая северо-западный шторм отогнал Нельсона от берега, а в ночь на 21 мая его флагманский корабль Vangard потерял фок-мачту и две стеньги; это заставило Нельсона спуститься к берегу Сардинии, и 22 мая он добрался до бухты Сан-Пьетро. Фрегаты Нельсона, потерявшие из вида флагманский корабль, думая, что тяжёлые повреждения заставили его искать убежища в каком-нибудь английском порту, оставили назначенное им адмиралом место и отправились на его поиски.

Узнав о входе англичан в Средиземное море, Бонапарт торопился с выходом экспедиции, и как раз 19 мая с попутным ветром, который за берегом не имел характера шторма, вышел из Тулона. Из Чивита-Веккии был выслан разведчик в пролив между Эльбой и Корсикой для сбора сведений от торговых судов о передвижениях англичан. На счастье Бонапарта, как было указано выше, никто не наблюдал за передвижениями французов. Египетская экспедиция направилась вдоль берега на восток, и 21 мая к ней присоединился отряд транспортов из Генуи.

Бонапарт находился на корабле L’Orient. Обойдя северную оконечность Корсики, Египетская экспедиция заштилела у её восточного берега. Здесь 27 мая к экспедиции присоединились 2 полубригады генерала Вобуа, снаряженные на Корсике; но вследствие небольшого размера корсиканских судов пришлось большую часть этих войск распределить по линейным кораблям и большим транспортам французского флота.

Пока Египетская экспедиция занималась этой опасной операцией, причём появление даже слабого противника могло разрушить весь план Бонапарта, Нельсон выходил с тремя кораблями из бухты Сан-Пьетро. За 4 дня он исправил свои повреждения и двинулся не в Гибралтар для капитального исправления, а к Тулону, где он мог встретиться с многочисленным неприятелем. 31 мая Нельсон был перед Тулоном и узнал об уходе экспедиции, но, разлучившись со своими фрегатами, не смог собрать никаких сведений даже о направлении, принятом французами. Кроме того, наступили штили, и Нельсон не мог тронуться с места. 5 июня его нашёл бриг, высланный вперёд капитаном Троубриджем, который вёл подкрепления, и 11 июня Нельсон стал во главе эскадры из 14 линейных кораблей.

Надеясь настигнуть экспедицию в открытом море, Нельсон принял следующий план нападения: 2 дивизии по 5 кораблей должны были обрушиться на эскадру Брюэса, а 3-я дивизия из 4 кораблей, под командованием Троубриджа, должна была топить транспорты с войсками. Опасность для Египетской экспедиции, если бы она была застигнута в море, была огромна: такая встреча наверно окончилась бы её полным разгромом, и только ряд счастливых случайностей спас Бонапарта.

До 29 мая он ждал присоединения транспортов из Чивита-Веккии, а затем медленно двинулся на юг. 2 июня судно из Генуи принесло известие о посещении Нельсоном бухты Сан-Пьетро и уходе его оттуда 27 мая. На следующий день один из фрегатов донёс, что за ним гнался английский военный корабль. Это заставило опасаться за судьбу ожидаемых транспортов, навстречу которым был послан отряд из 4 линейных кораблей и 3 фрегатов; но он возвратился ни с чем. 4 июня Бонапарт решил больше не ждать и направиться к Мальте; но, проходя остров Моритимо, он узнал, что транспорты уже прошли мимо накануне, и когда 9 июня Египетская экспедиция подошла к Мальте, транспорты уже крейсировали там с предыдущего дня. Им было отказано во входе в гавань для наливки пресной водой; этим воспользовался Бонапарт, как предлогом для нападения на Мальту, и 12 июня она оказалась в его власти, благодаря внезапности нападения и неуверенности гроссмейстера ордена в приходе на выручку англичан.

Захват Мальты

Этот остров считался неприступным; он господствовал над Средиземным морем, и обладание им имело первенствующее значение в деле обеспечения успеха экспедиции. Остров составлял владение Мальтийского ордена, опорным пунктом была крепость Ла-Валетта. Основанный некогда для борьбы с алжирскими пиратами и мусульманским флотом в целом, Орден переживал период упадка. Рыцари поддерживали дружественные отношения с врагами Франции Англией и Россией, английский флот иногда использовал Мальту как временную базу для своих действий. 11 июня около Мальты, неожиданно для рыцарей, появился большой французский флот и запросил разрешение набрать питьевую воду. Мальтийцы позволили чтобы одновременно набирал воду только один корабль: поскольку кораблей во флоте было более четырёхсот, такая заправка заняла бы много времени. Французы выдвинули ультиматум, мальтийцы начали готовиться к обороне. Французский флот высадил несколько десантов, которые в короткое время заняли все острова — рыцари оказались небоеспособны, наёмники, из которых состояло орденское войско, быстро сложили оружие или перешли на сторону французов, а местное население не проявило желания воевать за привилегии рыцарей Ордена. 18 июня Египетская экспедиция тронулась с попутным ветром в Египет, оставив на Мальте 3053 человека пехоты и 5 рот артиллерии под командованием генерала Вабуа. 30 июня показались берега Египта.

Адмирал  Нельсон, Горацио

Между тем, Нельсон, теряясь в догадках о назначении французской экспедиции, тщетно обыскивал итальянское побережье. 13 июня он был в Таламонском заливе, против острова Эльбы, который он считал очень удобным местом высадки для французской армии. 17 июня он подошёл к Неаполю, и английский посланник Гамильтон дал ему мысль, что французы могли направиться к Мальте. 20 июня он прошёл Мессинский пролив, где узнал о занятии французами Мальты; 21 июня находился всего в 22 милях от французов, но не знал об этом и шёл на юго-запад; малейшая случайность могла привести к встрече противников; только 22 июня от коммерческого судна, встретившего накануне французов, Нельсон узнал, что они уже ушли с Мальты и идут на восток с попутным ветром. Это утвердило его в мысли, что французы направляются в Египет, и он принял немедленное решение их преследовать, для чего поставил все возможные паруса.

Судьба Египетской экспедиции висела на волоске, но счастье опять пришло Бонапарту на помощь. Не задерживаемый транспортами, Нельсон продвигался быстрее французов, но отсутствие фрегатов у англичан стесняло разведку. Нельсон взял курс прямо на Александрию, а французы придерживались острова Кандия (Крит). В результате, Нельсон 24 июня обогнал Египетскую экспедицию и, хотя в продолжении целых суток был на расстоянии только 26 миль от неё, однако так и не увидел. 28 июня английский флот подошёл к Александрии, но рейд оказался пуст, и никто ничего не знал о французах, которых здесь и не ждали. Нельсон сразу потерял доверие к доводам, увлекшим его так далеко на восток и притом под ветер. Ему представилось, что именно теперь французы ведут операцию по занятию Сицилии, порученной его охране. Не отдыхая ни минуты, английский адмирал решил возвратиться; но теперь ему приходилось лавировать, и первый же галс увёл его далеко от берегов Египта в направлении, противоположном тому, с которого приближались французы.

 

Получай свежие новости первым, подписывайся на наш Telegram канал

 

 

 

 

Оставить комментарий