Главная/Олег Соколов о битве при Кастильоне 1796 года

В виду событий на Итальянском театре, гофкригсрат решил усилить армию Больё. К 20 мая подошли 16 батальонов и 8 эскадронов, затем из состава Рейнской армии прибыл Вурмзер с 19 батальонами и 18 эскадронами, принявший в конце мая от Больё командование армией. К 20 июля у Вурмзера собралось 80 тысяч человек, не считая гарнизона Мантуи (13 тысяч человек). У Бонапарта в это время было около 56 тысяч человек, из которых 10 тысяч в тылу и 11 тысяч под Мантуей. Таким образом, для действий в поле у него оставалось 35 тысяч человек.

Битва при Кастильоне 1796 года. Олег Соколов - Первая Итальянская кампания Наполеона [Выпуск №3]

 

Вурмзер решил наступать с целью освобождения Мантуи и изгнания французов из Ломбардии. Из Тироля в Ломбардию вели 3 пути: по восточному берегу Гардского озера к Мантуе (шоссе), самый лучший и удобный; по западному берегу того же озера несколько дорог, но из них одна разработанная выводила к Креме, то-есть на коммуникационные линии французов; и на Бассано — наименее важный. Пути были разделены непреодолимыми преградами.

Бонапарт, зная об усилении австрийцев и их намерениях, расположил войска следующим образом. Дивизия Соре должна была преградить наступление противника по пути к западу от Гардского озера и прикрыть сообщения с Миланом; дивизия Массены занимала Верону и Пескьеру и наблюдала пространство от Гардского озера до реки Адижа; Ожеро был на реке Адиж, между Вероной и Леньяго; дивизия Деспинуа и кавалерия Кильменя стояли у Ровербеллы, составляя резерв. Армия была растянута на 120 километров.

Вурмзер решил наступать следующим образом: к западу от Гардского озера должна была двинуться колонна Квоздановича (18 тысяч человек) на Сало и Брешию, с целью отрезать французскую армию от Милана; главные силы — колонны Меласа и Давыдовича (26 тысяч человек) — к востоку от Гардского озера, по обоим берегам реки Адижа, и должны были соединиться у Риволи; и ещё левее — Мессарош (5 тысяч человек) через Бассано к Виченце (кружной дорогой). Такой организацией наступления Вурмзер раздробил силы, которые могли соединиться лишь в сфере неприятельского расположения. При этом Бонапарту представлялся удобный случай действовать по внутренним операционным линиям, так как он имел значительное превосходство сил по сравнению с каждой из отдельных колонн неприятеля.

29 июля австрийцы перешли в наступление. Квозданович овладел Сало (цитадель осталась в руках французов), захватил Брешию и переправы на реке Кьезе. Таким образом, он стал на сообщениях Бонапарта. Но при этом сам разбросал свои силы более, чем на 25 километров. В это же время Мелас овладел (29 июля) Риволи. Узнав о неудачах Соре и Массены, Бонапарт свой резерв и дивизию Ожеро частью направил для усиления Соре, а частью расположил у Ровербеллы, на позиции, для преграждения пути Меласу к Мантуе. Общее же его положение в это время было тяжёлое. Был собран военный совет, на котором большинство высказалось за отступление за реку Олио, но Ожеро советовал перейти в наступление. Бонапарт решил наступать.

Для обеспечения сообщений он сосредоточил большую часть сил на правом берегу Минчио, чтобы затем, задерживая Вурмзера, обрушиться на Квоздановича. Если бы оказалось невозможным удержать Вурмзера, предполагалось отступить к Кремоне. Вместе с тем, для увеличения сил, Бонапарт решил снять осаду Мантуи и бросить свой осадный парк — мера смелая и решительная, обнаружившая в молодом полководце способность выбирать для действий важнейшую цель и для её достижения жертвовать второстепенным. Дивизия Серюрье, осаждавшая Мантую, частью была направлена для обеспечения сообщений, а частью для усиления Массены и Ожеро. Соре должен был овладеть Сало и Деспинуа, а Ожеро — переправами на Кьезе и наступать к Брешии. Массена служил резервом у Лонато. Французы перешли в наступление, овладели Сало, Брешией и переправами на Кьезе; наступление Квоздановича приостановилось. Опасаясь за сообщения, он сосредоточил силы у Говардо. Таким образом, сообщения Бонапарта были обеспечены.

Между тем, Вурмзер наступал главными силами крайне медленно, пройдя расстояние от Риволи до Гоито (40 километров) за 5 дней. Бонапарт, не предполагая такой нерешительности Вурмзера, опасался за своё положение, так как небольшой отряд Вурмзера уже перешёл Минчио, а Квозданович подходил к Кьезе. Решив разбить неприятельские колонны каждую в отдельности, Бонапарт выставил заслоном против Вурмзера дивизии Ожеро и Кильменя в Монтекиаро, а Соре, Деспинуа и Массену направил против Квоздановича. 3 августа французы атаковали отдельные колонны Квоздановича при Сало, Говардо, Лонато и Дезенцано и нанесли им ряд поражений; 4 августа расстроенные войска Квоздановича были отброшены к северу от Гардского озера. Это создало для Вурмзера весьма тяжёлое положение. Переправившись у Гоито 3 августа, Вурмзер оставался на месте 4 августа, рассчитывая 5 августа, продвинув часть сил к Лонато, соединиться с Квоздановичем. Но в это время Квозданович был уже в полном отступлении.

Между тем, Бонапарт, оставив наблюдать за Квозданович отряд Гюо, сосредоточил остальные силы против Вурмзера и нанёс ему поражение при Кастильоне. Вурмзер отступил за Минчио, но французы, овладев Пескьерой, заставили его отойти в Тироль. В течение этой операции австрийцы потеряли около 13 тысяч человек и 71 орудие. Действия их отличаются крайней медлительностью, нерешительностью и пассивностью. Большой их ошибкой явилось назначение пунктов соединения колонн в сфере неприятельского расположения. В действиях Бонапарта мы видим: правильную постановку стратегических целей, непреклонную решимость в достижении их и искусное сосредоточение и группировку сил соответственно обстановке. Отбросив неприятеля, французы вновь обложили Мантую и заняли в общих чертах своё прежнее расположение.

 

Получай свежие новости первым, подписывайся на наш Telegram канал

 

 

 

 

Оставить комментарий