Война 1812 года Шпионы и Разведчики

Наполеоновская разведка обладала немалым опытом добывания военно-политической информации, на ее счету были успешные операции в Италии, Германии и Австрии.

Список видео роликов по теме «История войн»

При всем том деятельность разведки оставалась в тени, ибо ее затмевали военные победы французского оружия, хотя почва для них в определенной мере была обусловлена достижениями разведчиков. Все дела разведки находились под личным контролем Наполеона, именно к нему стекалась вся информация. Непосредственным помощником императора в руководстве разведкой в делах российских выступали министр иностранных дел Маре и командующий Эльбским корпусом в Северной Германии маршал Даву. В штаб-квартиру маршала в Гамбурге поступала информация о русской армии, полученная из войск, а в Париж к министру – сведения от французских дипломатов и секретных агентов.

К первым месяцам 1810 года можно отнести и начало тайной войны против России, когда французская разведка стала действовать одновременно по многим направлениям, уделяя главное внимание агентурной работе. Агентура проникала в Россию под видом путешественников, торговцев, артистов, монахов и русских отставных офицеров. Активно использовались жившие в стране французы и другие иностранцы – гувернеры, врачи, преподаватели и прислуга местной аристократии.

Под руководством Парижа действовали и разведки государств, входившие в орбиту французского влияния. Из них наибольшую активность проявляла разведка Великого Герцогства Варшавского. Группа из трех польских агентов в 1811 году посетила Вологду, Архангельск и другие города русского Севера. Их интересовали военные укрепления, переправы через водные преграды, а также мнение местных крестьян о Наполеоне.

Поразительную осведомленность о тогдашних делах российских проявлял австрийский посол. Не отставало от него и посольство Пруссии в Петербурге, которое также имело своих платных информаторов.

Центром, руководившим проведением тайной войны в России, и одним из основных поставщиков информации о стране и ее армии являлось французское посольство в Петербурге. Через дипломатов переправлялись во Францию и сведения, добытые наполеоновской агентурой внутри страны. На эти нужды, включая подкуп иностранцев, МИД Франции ежегодно получал из казны от 3 до 5 млн. франков – астрономическая сумма по тем временам. До апреля 1812 года львиная доля этой суммы направлялась французским дипломатам, аккредитованным в России, так как Наполеон требовал, чтобы посольство в Петербурге ежемесячно присылало «обозрение» русских вооруженных сил.

Столь бурная деятельность французов и иже с ними не могла остаться безнаказанной. В период 1810–1812 годов на территории Российской империи отечественными спецслужбами были задержаны 39 иностранных шпионов. Однако Комитету охранения общей безопасности и Министерству полиции становилось все труднее обнаруживать вражеских лазутчиков. Поэтому в сложившейся ситуации решено было создать в России специализированный орган военной разведки и контрразведки. Новое учреждение получило название Особая канцелярия при военном министре. Это был первый орган военной разведки в России. Тогда же, в 1810 году, был учрежден Институт военных агентов, в его состав вошли опытные полицейские чины, офицеры, имеющие опыт ведения боевых действий, сотрудники таможни и других силовых структур.

В 1810 году по указанию военного министра России Барклая-де-Толли за границу в российские посольства были направлены постоянные военные представители (военные агенты). Основной их задачей являлось ведение разведывательно-агентурной работы. Для ведения стратегической разведки во Франции и в странах Европы, подвластных Наполеону, были отобраны семь военных агентов из знатных дворянских семей: Александр Чернышев, Григорий Орлов, Павел Брозин (направлены во Францию), Павел Граббе (направлен в столицу Баварии Мюнхен), Виктор Прендель (отбыл в Дрезден – столицу Саксонии), Федор Тейль фон Сераскеркен (убыл в Вену), Роман Ренни (действовал в Берлине). Каждый из этой «великолепной семерки» получил задание добыть информацию о планах Наполеона, о его войсках и их концентрации на границах с Россией, а также составить аналитические обзоры о военно-экономическом потенциале Франции и ее сателлитов.

К началу 1812 года все семеро составили подробную карту дислокации французских войск, указали точную их численность – 450 тысяч человек, с которыми Наполеон перейдет российскую границу. На основании их донесений Особой канцелярией был составлен секретный меморандум, который затем был доложен Барклаю-де-Толли. В нем, в частности, указывалось: «Уклонение от генеральных сражений, партизанская война летучими отрядами, особенно в тылу операционной неприятельской линии, недопущение до фуражировки и решительность в продолжении войны – суть меры для Наполеона новые, для французов утомительные и союзникам их неприемлемые».

Информация агентов русской военной разведки легла в основу тактики и стратегии ведения войны, которых сначала придерживался Барклай-де-Толли, а затем и Кутузов.

Первый посол Наполеона в России генерал Савари стал впоследствии министром полиции, сменив на этом посту знаменитого Жозефа Фуше. Двое последующих – Коленкур и Лористон – также были не только дипломатами, но и генералами, и каждый в свое время стал главным резидентом французской разведки в русской столице.

Коленкур не справился со своими обязанностями дипломата-разведчика и вскоре был отозван из России. Во время аудиенции Наполеон жестко попенял ему, подчеркнув, что французские генералы, даже находясь в Париже, о положении в России осведомлены много лучше, чем дипломаты, наблюдающие страну вблизи, буквально из окон посольства в Петербурге.

Действительно, маркиз Коленкур, французский аристократ в десятом колене, в глубине души презиравший шпионаж, который он называл «подлым ремеслом», не мог похвастаться успехами на ниве тайной войны.